Около 20% всех китайских инвестиций за рубежом приходится на Центральную Азию. В силу своего географического положения бесспорным лидером по привлечению китайских капиталов в регионе является Казахстан. На развитие инфраструктуры этой страны Поднебесная выделала более $20 млрд.

Проект «Нурлы жол», стал, так сказать, первой ласточкой в планах по реанимации Шелкового пути, который открывает китайцам сухопутные коридоры для транспортировки своих товаров в Европу и на Ближний Восток.

Но казахам, что называется, на пятки наступают узбеки. Своим визитом в Китай президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев не только подтвердил преемственность во внешнеполитической стратегии руководства Узбекистана, но и готовность, и способность к реализации задач, на обозначенных им приоритетных направлениях внешней политики.
 
Продуманное распределение российского и китайского векторов с сохранением открытых дверей для Запада, позволяют республике с учетом уже своего географического положения оставаться весьма привлекательным партнером в реализации различных совместных и глобальных проектов.

Сейчас перевозка грузов из Китая в Европу через территорию Узбекистана осуществляется с использованием возможностей международного интермодального хаба на базе аэропорта «Навои». Но уже в ближайшей перспективе республика может стать полноценным транспортным хабом Евразии.
 
И здесь немаловажную роль должен сыграть самый крупный китайско-узбекский на сегодняшний день совместный проект по строительству 123-километровой железной дороги, которая через Киргизию свяжет две страны. Год назад китайский лидер Си Цзинь Пин приезжал в Узбекистан, чтобы вместе с первым Президентом Исламом Каримовым принять участие в церемонии запуска в эксплуатацию 19,2-километрового железнодорожного туннеля стоимостью $455 млн, являвшегося частью этого железнодорожного проекта.

По итогам 2016 года товарооборот между Узбекистаном и КНР достиг $4,2 млрд. На китайском рынке большим спросом пользуются узбекский текстиль, пластмассовые изделия, продукция аграрного сектора, экспорт которого стабильно растет. На территории Узбекистана работают более 700 компаний и предприятий с участием китайского капитала. Китайские инвестиции в узбекскую экономику превысили $7,8 млрд. Судя по всему, очень скоро китайские вложения в Узбекистан будут исчисляться двузначными цифрами. В ходе своего недавнего первого официального визита президента Мирзиёёва в Пекин между сторонами было подписано около 100 сделок почти на $22 млрд. В частности, в узбекский нефтегаз китайцы вложат $5 млрд, в гидроэнергетику - $3 млрд.

В плане привлечения иностранных инвестиций в национальную экономику политика как прежнего, так и нынешнего руководства страны и заметно отличается от шагов, которые предпринимают соседние по региону республики. Тут господствует прагматизм.

В Ташкенте давно усвоили, что в области экономического сотрудничества и развития в современном мире существует только два центра, способных на таковое в стратегически важных масштабах – это Москва и Пекин. Тот же визит Мирзиёева в Москву завершился подписанием экономических соглашений на сумму свыше $15 млрд. В Ташкенте уже давно сообразили, что западные страны никогда не станут для Узбекистана глобальными инвесторами, и они по определению не будут способствовать развитию страны.
 
Тем более, что характер экономики и потребности в инвестировании Узбекистана таковы, что быстрой прибыли не обещают. Практика отношений Узбекистана с богатыми арабскими шейхами, с Южной Кореей и Японией на этот счет весьма показательна - Узбекистан постоянно стремится диверсифицировать свои внешнеэкономические связи, но для больших проектов нужны и «большие» инвесторы. А таковых для республики ныне только два – Россия и Китай. И, что еще на руку узбекской стороне, Москва и Пекин одновременно заинтересованы в стабильности Узбекистана, исходя уже из своих собственных соображений безопасности.